Связь

Cвязаться со мной или задать вопрос можно здесь
Я не принадлежу ни к каким партиям или движениям и неподотчетен никаким правительственным организациям.
Не стоит пытаться устанавливать со мной связь, преследуя следующие цели:

  1. Пытаться меня подкупить (денег не хватит).
  2. Попытаться договориться со мной об изменении проекта и/или удалении части материалов - это тоже бесперспективно, поэтому прошу с этим тоже не беспокоить.
  3. Не нужно пытаться установить со мной невнятный диалог "с продолжением", мотивируя это тем, что вам нужно что-то важное сказать, и для этого вам необходим мой личный телефон или персональный контакт.

Обращаю также внимание на то, что с российскими, равно как американскими и иными государственными органами я не сотрудничаю. Пожалуйста, не тратьте время.

Однако для инвесторов, не преследующих никаких иных скрытых целей, двери у нас всегда открыты!

Спасибо за понимание

Переводчикам

Cвязаться со мной или задать вопрос можно здесь
Знаю, что у всех вас свои дела и заботы, а времени для социальных проектов практически или вообще нет. Да, понимаю, что все пашут как проклятые, особенно сейчас, когда кризис в России благодаря «мудрой» политики вождей только ухудшается.
Тем не менее, лично я потратил на этот социально значимый проект более 7 месяцев своей жизни. Думаю, что при таких затратах оплачивать с моей стороны ещё и перевод проекта на иностранные языки просто глупо.
Это должны делать другие – может быть меценаты, может быть такие же энтузиасты как я. Меценатам – заранее спасибо.
Энтузиастам – моё честное слово, что при запуске проекта и начала его работы они не будут забыты и обижены. И моё слово, поверьте, чего-то в этой жизни стоит.

Спасибо

Формат Open Communication S.I.G.M.A.

VII. ЭХО РОССИИ это первая в России система глобального мониторинга и анализа в рамках формата Open Communication S.I.G.M.A. (ANALYSIS EVOLUTION)

1. ЖУРНАЛИСТЫ и СПЕЦСЛУЖБЫ

Кто такой журналист?

В первую очередь, это человек, который в отличие от обычных граждан, зацикленных сугубо на своих частных проблемах и вопросах, смотрит на информацию и мир в целом. Взгляд журналиста направлен на мониторинг ситуации в своём городе, в своём регионе или даже целой стране. Именно журналист имеет контакты с разными людьми по публичной повестке дня, а не с целью решения своих личных вопросов.

Кто ещё в государстве смотрит на информацию в целом, кто проводит мониторинг ситуации в городе, регионе, государстве и даже мире, кто имеет контакты с самыми разными людьми?

Ответ прост – политики, религиозные деятели, учёные и спецслужбы.

Сразу возникает ещё вопрос: если их сферы внимания пересекаются, то представляют ли журналисты для них интерес?

Ответ также элементарен: раз журналисты по роду своей работы объективно обладают информацией о ситуации в целом, которая интересна также политикам, религиозным деятелям, учёным и спецслужбам, то они (журналисты), безусловно, представляют для них интерес!

Притом представляют интерес не просто журналисты, а все медиа-персоны (блогеры, журналисты, активные граждане, публицисты и т.д. и т.п.).

Однако собирать на медиа-персон первичных единиц медиа-пространства информацию и вербовать их будут не политики, не религиозные деятели (по общему правилу, хотя есть и исключения), не учёные, а именно представители спецслужб, то есть те, у кого для этого есть масса методик, большой опыт и достаточные ресурсы.

Почему? Потому что сотрудников спецслужб изначально учат именно этому и затачивают именно на это: не просто на разговор с журналистом о гуманизме и мире во всём мире, а на активные мероприятия для обеспечения информацией конкретной спецслужбы.  

И происходит это, главным образом, именно через журналистов, публицистов, блогеров и иных медиа-персон как носителей (в большей части) и как проводников – для слива (в меньшей степени) информации.


По утверждениям аналитика ЦРУ Шермана Кента 1947 года, политики получают из открытых источников до 80 процентов информации, необходимой им для принятия решений в мирное время. Позднее генерал-лейтенант Самуэль Уилсон (англ.) русск., который был руководителем РУМО США в 1976—1977 годах, отмечал, что «90 процентов разведданных приходит из открытых источников и только 10 — за счёт работы агентуры».

Если журналист не знает эту классику, то он полный идиот!

Но, вы не поверите! Таких идиотов, по крайней мере, среди российских журналистов почти нет, потому что они очень хорошо знают о внимании спецслужб к ним, хотя почти все боятся сказать об этом вслух.

Почему знают? Потому что берусь утверждать: с 95% (девяносто пять процентов) всех журналистов России хотя бы раз в их жизни, а 50 % (пятьдесят процентов) – более одного раза в жизни имели контакты в виде неофициальных бесед с сотрудниками ФСБ  (ранее КГБ) России.

Да, так работают спецслужбы, не знаю всех стран, но России точно! Хотят этого российские журналисты или не хотят.

Более того, с учётом увеличения финансирования и всё большей деформации роли спецслужб в жизни российского государства, по моим ощущениям, практически полностью вернулась практика «вербовки на корню», т.е. вернулась вербовка активных и/или хорошо обучающихся в вузе журналистов (и не только журналистов) ещё со студенческой скамьи. Говорю это не понаслышке, а из своего личного не журналистского, но тоже студенческого опыта (кому интересно – вот этот самый опыт).

Это всё я к тому, чтобы вы отнеслись серьёзно и внимательно к следующим словам Владимира Путина (Президента России):


«Вот мы начали с того, что в США всех прослушивают и, значит, за всеми подглядывают.

Вы все  объекты разработок соответствующих спецслужб. И вы зря смеетесь. Я скажу почему: потому что вы носители определенной информации. Вы ведь входите в президентский пул, можете что-то услышать, увидеть, с кем-то переговорить, вы свободно болтаете по телефонам, значит, по открытой связи, и все несете в эфир что думаете или то, о чем предполагаете.

Это представляет интерес, значит, на каждого из вас можно завести дело, наверняка так и есть. И отслеживать ваши переговоры. Все это систематизируется, складывается, анализируется вот чем занимается АНБ США [в действительности не только АНБ, а все спецслужбы мира, в том числе и России]».

А я добавлю к его словам, что это происходит не только с журналистами, которые входят в президентский пул, а со всеми журналистами, и не только журналистами, а всеми в России публичными или представляющими интерес медиа-персонами. Притом, если АНБ США делает это более в режиме мониторинга и слежки (радиоэлектронной разведки), то, уверен, на 100%, что ФСБ России идёт на прямой контакт ещё со студенческой скамьи и не только по своему личному опыту; рассматривая каждого журналиста по их (КГБ-ФСБ) традиции всегда как солдат идеологического фронта.

2. О ВЕРБОВКИ ЖУРНАЛИСТОВ

А вербуют примерно так –  «Как меня ФСБшники в институте вербовали» (материал с сайта «Эхо Москвы»):


Или вот так – «Как спецслужбы вербуют студентов: или в тюрьму, или в армию, или «стучи». Уникальная аудиозапись» (материал «Новой газеты»).

Или так – «Кураторы из спецслужб», «спецкабинеты ФСБ» и травля студентов. Преподаватель МГУ о том, чем занимаются прикомандированные чекисты» (материал с сайта телеканала «Дождь»).

Или даже с цветами в руках – вот так: «А цветы — это от меня лично»: пресс-секретарь «Открытой России» рассказала о попытке спецслужб завербовать ее». Видеоматериал доступен по ссылке – «Цветы, кофе, мороженое. Как ФСБ вербует в стукачи», правда досмотреть до конца без подписки на телеканал «Дождь» вы не сможете.


Заметьте, что публикации только на «Эхо Москвы», в «Новой газете» и на телеканале «Дождь», которых так «любят» спецслужбы. Усё!

Мы ЭХО РОССИИ считаем, что журналисты должны служить не через посредников, а напрямую и только народу, а не политическим интересам и целям спецслужб,  которые (интересы и фактические цели) на протяжении всей писанной Истории России, увы, принципиально отличались от интересов народа – вот такая у нас принципиальная разница в подходе и взгляде на мир!

Поэтому российские журналисты и иные медиа-персоны, видя такой явно повышенный интерес к своим персонам, тем более по мере роста публичности, вынуждены, я повторяю, вынуждены выработать свои защитные IT и МЕДИА-технологии. На ЭХО РОССИИ это наш эволюционный формат S.I.G.M.A.  (ANALYSIS EVOLUTION):

1. По готовности к любому виду влияния на журналистов, иных медиа-персон и медиа-организаций со стороны хоть российских, хоть иностранных спецслужб (наша технология SNOUDEN’S METHOD);

2. По выработке через открытые источники информации формализованных методик и тренингов для журналистов и СМИ по работе с государственным (в том числе спецслужб) и негосударственным влиянием на прессу (наша уникальная технология MEDIA OSINT).

Например, технология SNOUDEN’S METHOD формата впервые, если не в мире, то в России точно представит и публично покажет уникальную  Методику развербовки журналистов, потому что по законодательству России ни российские, ни иностранные спецслужбы вербовать журналистов не могут! Это незаконно!

Поэтому Методика развербовки журналистов поможет, если с вами на негласной и неофициальной основе (тайно) сначала провели просто беседу или беседы; вы им что-то даже сообщили и посоветовали; а теперь чувствуете внутренний дискомфорт, видя всё новые и новые интересы этой организации (отличные от тех, что озвучивались на первой с вами встрече); но признаться в контакте с ними вы  боитесь из-за возможного ущерба своей публичности и реакции друзей,  а также коллег. Нет проблем!

Методика развербовки журналистов и иных медиа-персон сделает вас свободными, а факт вашего признания о контакте (-ах) со спецслужбами вашей страны обратит в вашу же пользу, раз и навсегда поставив точку в этих интимных и незаконных в отношении журналистов отношениях!

3. О НЕЗАКОННОСТИ ВЕРБОВКИ ЖУРНАЛИСТОВ

Более того, мы (ЭХО РОССИИ) даже создадим (особенно для студентов-журналистов) на всех наших текстовых и видеоканалах волну или тренд-стеб – признайся и стань свободным! Потому что вербовка журналистов не менее аморальная, чем вербовка священника, но более незаконная!

В России существует закон РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации», где чёрным по белому установлен прямой запрет на «вмешательства в деятельность» (ст. 58 закона) средств массовой информации в России – любое вмешательство!

Потому что журналисты работают с особо ценным для народа России материалом – информацией, где любое вмешательство автоматически означает искажение этой информации – искажение информационной картинки реальных вопросов и проблем России, что автоматически сказывается на правах и законных интересах граждан Российской Федерации.

Поэтому речь идёт именно о запрете на любое «вмешательства в деятельность» (ст. 58 закона) журналиста и средств массовой информации.

В том числе и вмешательство путём внедрения агентурной сети  без всяких исключений для ФСБ, МВД и других как государственных, так и около государственных, а также частных структур.

Вот представьте себе, вы журналист, вы согласно статье 47 указанного закона «О СМИ» вправе «искать, запрашивать, получать и распространять информацию», в том числе о деятельности любых государственных органов Российской Федерации, в том числе и о деятельности российских спецслужб (о ставших известных обществу их спецоперациях, их публичных заявлений и публичных действиях в России, не говоря уже о жалобах граждан на их отдельные виды действий, которые всегда и в любом обществе есть).

Но вот, с вами на негласной и неофициальной основе (без вызова в здание ФСБ и без повестки) встречается сотрудник этой организации, далее вас вербует – вы соглашаетесь на тайное негласное сотрудничество с ними.

Вопрос для вменяемых и адекватных граждан Российской Федерации: как они считают, будет ли этот журналист, которого завербовали, также как и прежде (до вербовки) свободно «искать, запрашивать, получать и распространять информацию» о деятельности Федеральной службы безопасности (ФСБ) России?

Будет ли этот журналист, как и до его вербовки, «искать, запрашивать, получать и распространять информацию» на тех, кто его завербовал?

Будет ли этот студент-журналист (вербуют уже с этих самых пор), а потом и журналист также как и до вербовки свободно информировать российский народ, в том числе и о деятельности ФСБ России?

Ответ «будет» может дать только клинический и патологический лжец, для которого враньё это естественное состояние сознания!

Более того, при вербовке журналиста, безусловно, происходит влияние на его профессиональную деятельность путём создания угрозы раскрытия  без его согласия факта такого тайного контакта, тем более согласия на тайное сотрудничество, если оно было дано. В результате создаётся зависимость или, как называю я, негласный контракт журналиста с политическим режимом, заключаемый через спецслужбы.

Поэтому журналистам нужно чётко различать и учить других журналистов разбираться в том, что вербовка (негласный  тайный контакт) спецслужбами российского журналиста это есть уже сама по себе – по факту этого события – противозаконная попытка влияния на прессу, которую нужно отличать от законного вида взаимодействия.

Законный вид взаимодействия совсем другой: если у российских спецслужб есть вопросы к конкретному гражданину России, пусть даже журналисту, не в связи с журналистской деятельностью или с журналистской деятельностью, но в связи с расследованием конкретного преступлении, то нормальным спецслужбам скрывать нечего! Они официально вызывают журналиста, вручают ему повестку, берут объяснения и т.д. в рамках норм законодательства Российской Федерации, а не тайных технологий вербовки с целью влияния на журналиста.

Поэтому мы (ЭХО РОССИИ) будем предостерегать журналистов от вербовки (любых тайных и негласных контактов со спецслужбами), потому что после вербовки он уже не журналист.

Да, ПОСЛЕ ВЕРБОВКИ ЖУРНАЛИСТ УЖЕ НЕ ЖУРНАЛИСТ!

Потому что после вербовки журналист уже не будет также как и раньше свободно «искать, запрашивать, получать и распространять информацию» о деятельности спецслужб!

Журналист уже не будет, как и до его вербовки, «искать, запрашивать, получать и распространять информацию» на тех, кто его завербовал! Журналист уже не будет свободно информировать российский народ, в том числе и о деятельности спецслужб, как части государственного аппарата!

И, наоборот, ЭХО РОССИИ будет призывать журналистов не стесняться официальных контактов (не путать с неофициальными и негласными): ведь помощь на официальной основе правоохранительным органам в расследовании преступления – обязанность каждого гражданина.

Иное (неофициальные контакты и / или вербовка) применительно именно к журналистам как особой по законодательству Российской Федерации профессии, работающей с информацией, недопустимо и незаконно!

Поэтому нужно чётко отличать официальные контакты и неофициальные контакты, которые в 99,99% случаев являются вербовками или попытками вербовки.

Вербовка всегда неофициальна, всегда с заигрываниями, всегда с просьбой никому не говорить о контакте, всегда с уверениями о большой и крепкой дружбе и выгоде. Поэтому, если мы хотим, чтобы журналисты работали на народ России и заключали контракт только с обществом, а не контракт с политическим режимом через спецслужбы, то без просветительской (против вербовочной) работы среди журналистов ну никак не обойтись.

4. О ПРЕСТУПНЫХ ДЕЙСТВИЯХ СПЕЦСЛУЖБ в ОТНОШЕНИИ ЖУРНАЛИСТОВ

И уж совсем идиоту должно быть понятно, что если журналист готовит какой-то конкретный материал или расследование, а тут вдруг, бац, и сотрудник, например, российских спецслужб просит на негласной и неофициальной основе с ним встретиться, а потом обсуждает вопросы из этого материала журналиста, то это 100% вмешательство в журналистскую деятельность!

Квалификация подобного контакта очень простая: «принуждение журналиста к распространению или отказу от распространения информации» (ст. 58 закона РФ от 27.12.1991 N 2124-1 «О средствах массовой информации»). Потому что, чтобы ни сказал вербовщик или собеседник из спецслужб, уже сам факт обсуждения этой темы подготавливаемого журналистом материала однозначно заставляет задуматься журналиста о том: публиковать или не публиковать данный материал (типа, «может подождать, раз интересуются спецслужбы?»), а если публиковать, то в каком виде и форме?

Это и есть «вмешательства в деятельность» и «воспрепятствование в какой бы то ни было форме со стороны… должностных лиц», т.е. «ущемление свободы массовой информации» (ст. 58 закона).

А если хоть при официальном, хоть при неофициальном (негласном – тайном) контакте с журналистом со спецслужб по конкретному журналистскому материалу или расследованию происходит любая форма «принуждения журналиста к распространению или отказу от распространения информации» (ст. 58 закона) – то это вообще уже квалифицируется как уголовное преступление.

Уголовный Кодекс Российской Федерации

Статья 144. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов

1. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путем принуждения их к распространению либо к отказу от распространения информации — наказывается…

2. То же деяние, совершенное лицом с использованием своего служебного положения
3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, соединенные с насилием над журналистом или его близкими либо с повреждением или уничтожением их имущества, а равно с угрозой применения такого насилия

То есть если сотрудник спецслужб при разговоре с журналистом начинает в любой форме «принуждать журналиста к распространению или отказу от распространения информации», то такого сотрудника спецслужб нужно записать на диктофон, опубликовать и направить заявление о возбуждении против него уголовного дела по стать 144 Уголовного Кодекса РФ.

Минимум напомнить этой персоне в погонах, что он в данный момент совершает преступление и служит не своему народу, а совсем иным целям и интересам.

5. О БЕЗАЛЬТЕРНАТИВНОСТИ НАШЕГО ЭВОЛЮЦИОННОГО ФОРМАТА S.I.G.M.A.  (ANALYSIS EVOLUTION)

Представьте себе тест сотрудников, например ФСБ России, с вопросом о том, существуют ли какие-либо юридические ограничения в вербовке журналистов и не журналистов?

Я уверен: не 1 из 10, не 1 из 100, не 1 из 1000, а в лучшем случае 1 из 10 000 скажет, что, да, какие-то ограничения существуют и процитирует законодательство о СМИ, но так и не констатирует тот факт, что российские спецслужбы не вправе вербовать российских журналистов.

Отсюда и практические выводы о необходимости создания IT и МЕДИА-технологий, помогавших бы журналистам и иным медиа-персонам в их защите от любого незаконного влияния на прессу.

Поэтому ЭХО РОССИИ будет обучать российских журналистов на уровне методик, тренингов, письменных рекомендаций, вебинаров и IT-программ всем нашим технологиям по защите прессы.

Для этого мы (ЭХО РОССИИ), собственно говоря, и создали формат S.I.G.M.A.  (ANALYSIS EVOLUTION).

Технологии этого формата, а также ряд технологий других наших форматов, например технология CLEAN JOURNALIST (технология защиты журналистов от спецслужб или работа без страха и упрёка) формата COLLECTIVE DEFENSE (EVOLUTION SECURITY) также служат цели – защита российских журналистов от влияния спецслужб, притом, подчёркиваю – любых спецслужб.

Ведь помимо Методики развербовки журналистов, т.е. уже завербованных или с теми, с кем состоялись контакты спецслужб, необходима технология,  защищающая студентов-журналистов, молодых журналистов и тех журналистов, которые ещё не имели контакты со спецслужбами.

Технология CLEAN JOURNALIST позволяет это сделать – позволяет со студенческой скамьи заключить контракт с обществом, а не контракт с политическим режимом через спецслужбы, каким бы он (режим) или они (спецслужбы) не были.

Всё до безумия просто:

- чтобы исключить контакты журналиста со спецслужбами необходимо на публичной основе каждый год журналисту проходить тестирование на полиграфе (детекторе лжи) – это и есть способ его защиты;

- чтобы спецслужбы изначально знали, что все их попытки контактов с этим журналистом будут преданы гласности и обречены на провал;

- тогда пыл спецслужб по работе с этим журналистом явно поубавится;

- а сам журналист будет гордиться наличием у него специального международного сертификата «CLEAN JOURNALIST» –  «ЧИСТЫЙ ЖУРНАЛИСТ».

И вариантов других (что среднестатистический журналист такой герой и сам скажет спецслужбам слово «нет») по сути, не существует.

Естественно, тестирование у нас будет на особом полиграфе (детекторе лжи) с использованием технологии  АПК MindReader и снятия данных полиграфа одновременно ещё одним удалённым иностранным психологом, чтобы исключить вероятность каких-либо обязательств российского полиграфиста перед спецслужбами, ведь по нашим наблюдениям 9 из 10 практикующих российских полиграфистов такие обязательства уже дали.

Кстати, все штатные сотрудники ЭХО РОССИИ (но не со-партнёры) тем более руководитель ЭХО РОССИИ, будут также проходить тестирование на полиграфе при запуске проекта, а потом проходить ежегодно (по руководителю результаты будут всегда публичны).

Как видите, наши технологии разных форматов (например, CLEAN JOURNALIST формата COLLECTIVE DEFENSE и SNOUDENS METHOD рассматриваемого формата ANALYSIS EVOLUTION),всегда взаимосвязаны между собой и взаимопроникают друг в друга.


Тоже касается взаимопроникновения и других эволюционных форматов:

технология CLEAN JOURNALIST формата DEFENSE EVOLUTION;

технология MEDIA INFORMATION MAP формата BASIC EVOLUTION;

технологии SCAN MATRIX и MEDIA ECHOVPN формата DIGITAL EVOLUTION.

И, наоборот, технологии  формата ANALYSIS EVOLUTION присутствуют во всех других наших эволюционных форматах.

Например, технология MEDIA OSINT  проникает и напрямую взаимодействует с форматом DEFENSE EVOLUTION.