Связь

Cвязаться со мной или задать вопрос можно здесь
Я не принадлежу ни к каким партиям или движениям и неподотчетен никаким правительственным организациям.
Не стоит пытаться устанавливать со мной связь, преследуя следующие цели:

  1. Пытаться меня подкупить (денег не хватит).
  2. Попытаться договориться со мной об изменении проекта и/или удалении части материалов - это тоже бесперспективно, поэтому прошу с этим тоже не беспокоить.
  3. Не нужно пытаться установить со мной невнятный диалог "с продолжением", мотивируя это тем, что вам нужно что-то важное сказать, и для этого вам необходим мой личный телефон или персональный контакт.

Обращаю также внимание на то, что с российскими, равно как американскими и иными государственными органами я не сотрудничаю. Пожалуйста, не тратьте время.

Однако для инвесторов, не преследующих никаких иных скрытых целей, двери у нас всегда открыты!

Спасибо за понимание

Переводчикам

Cвязаться со мной или задать вопрос можно здесь
Знаю, что у всех вас свои дела и заботы, а времени для социальных проектов практически или вообще нет. Да, понимаю, что все пашут как проклятые, особенно сейчас, когда кризис в России благодаря «мудрой» политики вождей только ухудшается.
Тем не менее, лично я потратил на этот социально значимый проект более 7 месяцев своей жизни. Думаю, что при таких затратах оплачивать с моей стороны ещё и перевод проекта на иностранные языки просто глупо.
Это должны делать другие – может быть меценаты, может быть такие же энтузиасты как я. Меценатам – заранее спасибо.
Энтузиастам – моё честное слово, что при запуске проекта и начала его работы они не будут забыты и обижены. И моё слово, поверьте, чего-то в этой жизни стоит.

Спасибо

21. ТЕХНОЛОГИЯ «NOT KREMLIN PROJECT»

21. ТЕХНОЛОГИЯ «NOT KREMLIN PROJECT» или почему участие государственных и около государственных структур для нас полностью неприемлемо ни в какой форме и виде

«Эхо Москвы» это непроектное СМИ, которое имеет лишь один сопровождаемый ими внешний социально-значимый проект «Диссернет», где есть результат – конкретные документы и лица; причина этой единственности (притом случайной) – изначальная порочная зависимость «Эхо Москвы» от своего хозяина (Кремля)

ЭХО РОССИИ это изначально именно проектное СМИ: генерация идей проектов, поиск организаторов проектов и привлечение внимания общества и инвесторов для реализации внешних проектов; причина мы не элемент политики  Кремля по выпуску пара интеллигенции в специально отведённом для неё месте

Если отбросить абсолютно все технологии стартап-проекта «ЭХО РОССИИ», и спросить – какая из технологий, с одной стороны, при отсутствии всех остальных могла бы восстановить и сгенерировать все остальные, с другой стороны, принципиально отличало ЭХО РОССИИ от «Эхо Москвы»?

Я отвечу – технология PROJECT MEDIA, ибо именно эта технология по определению невозможна и несовместима с изначально зависимым форматом работы «Эхо Москвы», и именно эта технология способна создавать новое и генерировать все остальные технологии ЭХА РОССИИ.

Почему технология PROJECT MEDIA, превратившаяся у нас в целый формат работы, несовместима с «Эхо Москвы»?

Потому что собственником и хозяином «Эхо Москвы», ставящим перед этим СМИ границы и создающим для него единственный непроектный формат работы является Кремль.


Известно, что контрольный пакет (более 66 %) ЗАО «Эхо Москвы» принадлежит через «Газпром-Медиа» именно Кремлю:

Радиостанция или, вернее, ЗАО (Закрытое акционерное общество), которому принадлежит радиостанция, — сейчас у них 2 акционера. 66,5% , это «Газпром-Медиа», который принадлежит «Газпромбанку». Вы знаете, что председателем совета директоров там является Алексей Борисович Миллер, «Газпром», можно сказать. Это 66,5% .

33,5% принадлежит российской компании, в которой находятся акции журналистов…, и в этой кампании у меня [Алексея Венедиктова] 49% — половина [на август 2017 года].

И только полный идиот не понимает, для чего это («Эхо Москвы») было нужно Кремлю: для того, чтобы в специально отведённом месте выпускать пар российской интеллигенции (коей она себя считает), но в изначально контролируемом формате – пустой без всяких проектов болтовни, которая забывается обществом уже на следующий день.

Вы, можете себе представить все публичные возможности радио «Эхо Москвы», а также личные связи его главного редактора Алексея Венедиктова для продвижения внешних (не принадлежащих «Эхо Москвы») политических, экономических, социальных и культурных проектов в России?

Можете? Да, они колоссальные! А как сейчас использует «Эхо Москвы» и Алексей Венедиктов эти публичные возможности? Их не используют абсолютно никак и ни в каком отношении!

Более того, даже за единственный проект с конкретным материальным результатом в виде документов и лиц – за «Диссернет», как отметил сам главный редактор «Эхо Москвы» Венедиктов, ему попадает больше всего (добавлю – от «папы»). Кто «папа»? Условно – Дмитрий Песков.

Песков – главный куратор или точнее главный нашёптыватель «Эхо Москвы» от Кремля, ведь более 66 % ЗАО «Эхо Москвы» принадлежат Кремлю через «Газпром-Медиа»:

«Мы считаем, что наш акционер – Кремль, а не Газпром» (слова главного редактора Алексея Венедиктова).

Почему Дмитрий Песков – главный нашёптыватель?

Да, потому что, как выразился главный редактор «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов, – «он [Песков] мой друг».


А это предопределяет всё!

В том числе и отношение главного учредителя «Эха Москвы» (Кремля) к созданию новых проектов, тем более поддержки внешних проектов. Поэтому Венедиктов никак не использует публичность «Эхо Москвы» для объяснения и информационного сопровождения других политических, экономических и социально-культурных проектов с конкретным овеществлённым результатом в виде объектов, мероприятий, документов и лиц.

Публичности у «Эхо Москвы» много, а выхлопа именно ПРОЕКТНОГО по результату, увы, почти ноль или по-английски ZERO!

Именно поэтому «Эхо Москвы» никогда не было и не будет проектным медиа, которое бы было способно генерировать и медийно сопровождать общественно значимые проекты. Да, «Эхо Москвы», располагая значительными медийными и публичными связями, никогда не будет сопровождать общественно-значимые проекты тем более собирать на них деньги. Хотя связей и влияния у «Эхо Москвы» куда больше, чем у того же Алексея Навального, который собирает по 300-400 миллионов рублей в год. Именно поэтому, когда главные политические террористы в России убили политика Бориса Немцова, то мудачки с «Эхо Москвы» даже пальцем не пошевелили, чтобы предложить памятник Борису Немцову на частной земле (не требующей абсолютно никакого согласования с чиновниками), или чтобы предложить создание в Москве «Центра имени Бориса Немцова» с его музеем. Любые проекты (их генерация, помощь в сборе средств и медийное сопровождение), тем более общественно-политические проекты категорически запрещены российским ведунам с «Эхо Москвы».

Дядя Дима (Песков-Кремль) не разрешает!

В итоге, вся российская интеллигенция после убийства Бориса Немцова собралась, напряглась, но смогла через свой рот (рупор) «Эхо Москвы», извините, только пукнуть, притом так тихо и в штаны, что этот великий умственный процесс российской интеллигенции можно назвать только одним словом – друзья «обосрались»!

А вот иностранцы не обосрались! Более того, иностранцы не совершали ежедневных словесных ритуалов на «Эхо Москвы» в режиме бесконечного бла-бла-бла, они просто сделали: